Настройки

Настройки шрифта:

Выберите шрифт Arial Times New Roman
Интервал между буквами (Кернинг): Стандартный Средний Большой

Выбор цветовой схемы:

Наверх
 МБУК «Суражская районная межпоселенческая библиотека»

 

 

 

г. Сураж, ул. Белорусская, д. 33
 
e-mail: surbibl@mail.ru
 

+7 (48330) 213-74

Схема проезда

 

  

  

 

 

 

 

 

 

Главная / Суражский край / История малых деревень / Посёлок Красный Пахарь

Из истории посёлка Красный Пахарь

(Лопазненское поселение)

Воспоминания Михаила Семёновича Зуева (03.03.1936 г.р.)

 

     Начало зарождения поселка Красный Пахарь относится еще к временам Петра Алексеевича Столыпина. До 1906 года крестьянскую общину составляли крестьяне, ранее принадлежавшие одному помещику и проживавшие в одном селении. Вся крестьянская надельная земля находилась в собственности общины, которая регулярно перераспределяла землю между крестьянскими хозяйствами в зависимости от размера семей. Луговые, пастбищные земли и леса не разделялись между крестьянами и находились в совместном владении общины. Община могла в любое время изменить размеры участков крестьянских семей сообразно изменившемуся количеству работников и способности уплачивать подати. Государство имело дело только с общинами и размер налогов и сборов, собираемых с земель, также рассчитывался для общины в целом. Все члены общины были связаны круговой порукой. То есть община несла коллективную ответственность за уплату всех видов налогов всеми своими членами.

  Столыпинская аграрная реформа была направлена на предоставление права крестьянину выхода из крестьянской общины и закрепление за ним надела земли в частную собственность. Вот несколько крестьян из села Лопазна и воспользовались правом на создание обособленных хозяйств - хуторов. Земли, выделенные им, находились на территории Красного Пахаря,  они были изрезаны рвами. Поселения расположились на противоположных сторонах рвов. Одними из первых хуторян были семья Пащенко и Надточей, а затем к ним присоединились семья Корновичей и Анютка (до наших дней сохранился Анюткин сад).

   Постепенно желающих иметь свое собственное хозяйство стало больше, и поселок стал насчитывать уже тридцать хуторов. Каждый двор – это было отдельное хозяйство со своим гумном, амбаром, хозяйственными постройками.

   Самой главной постройкой было гумно. Гумно – это помещение для обработки зерновых культур. Сжатые и связанные снопы привозили с поля на гумно, где оно просушивалось в овине, молотилось на току, обвевалось и затем отправлялось на хранение в амбар. После обмолотки солому связывали в кули и бережно хранили, так как это был основной строительный материал для кровли крыш. На зиму гумно становилось местом хранения сена. Кроме зерновых, в крестьянских хозяйствах выращивалась конопля. Из ее волокон производили веревки. Процесс этот был длительным. После созревания конопли семена обрезали, а стебли опускали в «сажелки». Это были ямы, наполненные водой. Здесь замачивалась пенька (волокно стеблей конопли), которую прижимали колодками. После вымачивания снопы ставили в «козлы» (постановка снопов крест на крест) на просушку. Все снопы свозили в одно мест, где в мялках их обрабатывали, т.е. высвобождали волокно от стебля. Для полной очистки волокна использовались «трепышки», а трепкой занимались только женщины. Это был тяжёлый труд. (Канаты и верёвки из пеньки до сих пор используются, так как  отличаются особой прочностью и стойкостью, не изнашиваются даже от контакта с морской солью.)

   Еще одной приоритетной культурой для возделывания был лен. Лен не замачивался, а напротив, расстилался на самом ровно лугу. Для освобождения волокна из стебля его протягивали через специальные железные валики с зубцами - «мялица». А сушили лен в банях. Эти хутора были крепкими крестьянскими хозяйствами, и просуществовали они до коллективизации.

    По сути, коллективизация – это был обратный процесс объединения в общины, из которых эти крестьяне только что вышли и создали свои хозяйства. Конечно, не все жители хуторов хотели вступать в колхоз, и они были раскулачены. У них забрали все их хозяйство, дома и сами семьи отправили в неизвестном направлении. Таких было дворов пять. Это семьи Пащенко, Надточей, Корневичей и др.

    После создания колхоза, отдельные хутора перестали существовать и появились улицы. Их было три: улица Степановка, улица Добрица и улица … . Скот из отдельных хозяйств собрали в общие коровник, конюшню, свинарник, овчарню. Земельные же участки были поделены межами. Для объединения их в общее колхозное поле нужно было эти межи запахать. Для этих целей был прислан трактор. Называли его «колесником». Это были еще первые модели механизированной техники с большими железными колесами и железными шипами. Конечно, в то время трактор был большая невидаль, и посмотреть собралось все село. Да и событие было общего масштаба – запахать первое колхозное поле. Так получилось, что тракторист, который пахал землю, был в красной рубахе. И с чьей – то легкой руки колхоз решили так и назвать – Красный Пахарь.

    Большинство работ в колхозе по-прежнему выполнялись вручную. Например, колхозное стадо коров насчитывало приблизительно 50 голов. Доили их три доярки: Гришечко Пекла Ивановна, Дубинина Пекла Ивановна и … . Для сохранности молока использовали специальный «холодильник». Это была вырытая в земле большая и глубокая траншея, в которую укладывались глыбы льда. Лед привозили зимой с луга, т.к. там он был чище. Затем сверху его укрывали соломой, опилками, что защищало от таяния летом. На лед ставили бидоны с молоком. Приемщиком молока была Дубинина Степанида Малаховна. Бидоны загружались на телегу, и она отвозила молоко на фабрику «Пролетарий» в Сураж. 

    Животноводом на ферме работал Гришечко Василий.

    Постепенно люди стали привыкать к новому укладу своей жизни. Однако были напуганы, боялись сказать лишнее слово, так как власть преподавала уроки. Однажды, на собрании в конторе одна из женщин сказала фразу «Ваш Сталин». Дубинин Ефим Кондратьевич («Хохол»), работавший счетоводом в колхозе, как сознательный гражданин, заявил об этом инциденте властям. Такая неосторожность стоила Дубининой Алексании пяти лет тюремного заключения. Дома с мужем остались пятеро детей.

    А вот другая история. На Красном Пахаре проживала семья мещан Клещевых Федора Степановича и Людмилы Александровны. Люди это были образованные. Но вступить в колхоз отказались. Доподлинно неизвестно, что стало с Федором Степановичем, куда-то он исчез. А его жена и шестеро детей проживали в поселке. Людмила Федоровна работала учителем в Лопазненской школе, а после Великой Отечественной войны обучала детей у себя на дому на Красном Пахаре. В дальнейшем двое её детей уехали жить в Удмуртию. Клещева Маргарита Федоровна вышла замуж и уехала жить в Мглин, где работала учителем. Клещева Вера Федоровна тоже по образованию была учителем. Она вышла замуж за полковника. Сын Александр Федорович стал инженером и жил в Ленинграде. Дочь Наталья Федоровна вышла замуж за дубровчанина (д. Дубровка).

    Дед мой, Дубинин Иван Григорьевич, переехал из Лопазны на Красный Пахарь еще в период хуторов. В семье было шестеро детей, двое умерли, а осталось четыре дочери:

Дубинина Пекла Ивановна – моя мать

Дубинина Евдокия Ивановна – мать Банниковой Надежды

Дубинина Мария Ивановна – в дальнейшем уехала в Донецкую область.

Дубинина Домна Ивановна – мать Кругликовой Марии.

В период колхозной жизни он был пасечником. В его ведении насчитывалось примерно 30 пчелиных семей. Они были собраны также у людей.

    По отцовской линии дед Зуев Григорий служил дьяком в Ляличской церкви. По меркам того времени он был довольно зажиточным человеком, так как ездил в упряжке из двух лошадей. Дед оказался в ссылке, а двое его сыновей не стали дожидаться такой же участи и уехали в Украину. Третий сын, Зуев Семен Григорьевич, вместе со своей матерью переехал на Красный Пахарь, где женился на Дубининой Пекле Ивановне. В колхозе он стал бригадиром полеводческой бригады. В 1939 году его забрали на Финскую войну. После ее окончания вернулся домой.

     К 1939-40 годам колхоз окреп. Колхозникам в уплату за работу стали делить и выдавать излишки зерна, меда и т.п. Люди стали налаживать свой быт. Но…

Но тут нагрянула Великая Отечественная война. Все мужчины ушли на фронт. Также забрали лучших рабочих лошадей. Все колхозное стадо коров отправили в тыл за Брянск. Перегонкой занимались Дубинин Михаил Федорович и Дубинина Нина Ефимовна.

   В поселке остались женщины, старики и дети. Но девиз был: «Все для фронта! Все для Победы!» И люди продолжали работать, хотя все приходилось выполнять вручную. Даже поля вскапывали лопатами.

      Примерно в 1942 году в Лопазну и на Красный Пахарь вступили немецкие войска. Солдаты расположились во всех дворах по-хозяйски. Резали оставшуюся живность, жарили, парили. Готовили самостоятельно, местных женщин не привлекали. Печи топились практически постоянно так, что кирпич становился красным от жары. Во дворах стояли кони-тяжеловозы. Оказалось, они перетягивали пушки, которые немцы замаскировали в Даниловом саду.

     Местные жители прятались по окопам и мшаникам. В одном из таких мшаников прятались и мы. Пока однажды выстрел из пушки не попал в наше укрытие. К счастью там никого не было, но мшаник был разрушен, нам с мамой и сестрой пришлось перебраться в Кузьмин окоп. Однажды его обнаружил немец и зашел к нам. Все перепугались, а он на смеси немецко-русских слов дал понять: «Не бойтесь. Я вот здесь воюю, а дома у меня пятеро детей». Некоторые женщины, особенно бесстрашные, делали вылазки к немцам, чтобы добыть детям какую-нибудь картошку. В другой раз, мимо окопа проезжал мотоциклист, остановился. Все замерли. Меня бабушка спрятала под сарафан. Как будто это спасло бы! Постоял, уехал. Видимо, разведчик. Я же ребенком был. Выскочил из окопа, побежал посмотреть из любопытства. Смотрю, ветряная мельница горит. Амбары тоже сжигали вместе с зерном. Базы раскрыли и увезли.

     После отступления немцев и освобождения Лопазны, Клещева Людмила Александровна в своем доме организовала школу для ребятишек. Дети здесь были всех возрастов.

    Женщины и подростки начали обрабатывать землю – пахали, боронили – все на себе, на своих плечах. После окончания войны стали возвращаться оставшиеся в живых мужчины.

    Первым послевоенным председателем был назначен старик Дубинин Григорий Аврамович .

     А потом возвратившиеся с войны с ранениями Дубинин Денис Игнатьевич, Дубинин Михаил Филатович, Сильченко Василий Арсеньевич. Последний наиболее сильно проявил свои организаторские качества, и работа пошла дружнее.

     Одной из вынужденных мер для улучшения производительности труда была кастрация молодых быков. После отела чудом оставшихся коров хозяева обязаны были бычков отдавать в колхоз. Там их подращивали и кастрировали. После этого их можно было запрягать в плуг или в телегу. Это было совсем непростое дело, так как бык был сильным и плохо управляемым животным и зачастую не слушался своего погонщика.

     В 1947 год был введен продуктовый налог. Это было для людей тяжелое бремя. Каждая семья должна была сдать государству 250 литров молока, 250 штук яиц, 40 кг мяса, шерсть и т.д. Если у семьи не было таких продуктов, то нужно было купить и сдать.

   На смену Сильченко Василию Арсеньевичу на председательскую должность заступила Сильченко Анастасия Филипповна. Она научила женщин косить. Выкашивалась все рвы, болота.

   До 1952 года на территории Лопазненского сельского совета существовало 6 колхозов: «Ударник» (на улице Дубиновка), «Красный Пахарь (в поселке Красный Пахарь), «Новая Гришановка» (ул. Гришановка), «Гора» (ул. Гора), «Герой труда» (ул. Жариновка), «Гигант» (ул. Ольховка).

     После объединения стал один колхоз «Родина», председатель - Дубинин Александр Никифорович. Здание конторы с Красного Пахаря перенесли в Лопазну (в дальнейшем, это здание аптеки). В колхозе стали появляться машины. Их было три. И два трактора: «Нати» и «Дт – 54». Но машины берегли. Большинство работ по-прежнему делали вручную. Косили овес, ячмень, гречку, пшеницу, жито. Торф возили на лошадях и машинах.

    В 1961 году перешли на денежную оплату труда.

 

Записала Зуева Надежда Михайловна (невестка М.С.Зуева), г. Клинцы  

Материал предоставлен библиотекарем Лопазненской сельской библиотеки В.Н. Дубининой. Сбор материала продолжается

   
 

 Сураж-небольшой уютный и зеленый городок Брянщины, известный своей неповторимой красотой

     Гордимся историей края.

 Сураж относится к числу  древних городов Брянщины. Об этом свидетельствует городище, расположенное рядом с центром города на правом берегу реки Ипуть. Жил здесь большой род славянского племени радимичей. Своё поселение они называли  Сурадичами.

В XIII веке  городище опустело. Подтверждается  это тем. что культурный слой покрыт землёй и песком без наличия в нем следов человеческой деятельности.

В XIV веке поселение вновь возрождается. Богатые московские купцы- сурожцы основали здесь свою торговую колонию, получившую название  Суражичи.

 Годом основания города Суража принято считать 1618 год, так как впервые наш город упоминается в историческом «Очерке г. Чернигова и его области в древнее и новое время». В этом документе говорится: «1 декабря 1618 года по Деулинскому перемирию с Польшей Россия лишилась территории Северщины с городами Стародуб, Новозыбков, Мглин, Суражичи».

Двенадцатая сессия  Совета народных депутатов города Суража от 21 июня 2006 года на основании исторических документов и  в соответствии с действующим законодательством приняла решение годом основания  Суража считать 1618 год.          

                              ПОДРОБНЕЕ....

                                                                                                                                                                       

 

 

 

 

© 2015 — 2019 МБУК «Суражская районная межпоселенческая библиотека»
Яндекс.Метрика
Создание сайта — компания "Альма", 2015